Два друга и священный поход.

На курсе Путешествие к тебе «Вспомнить все» мы вспоминали совместные воплощения участников группы друг с другом и Золотой Натой.

И каждый вспомнил несколько воплощений друг с другом. Это были очень разные воплощения с разным опытом, и мы увидели и поняли, что отношения, которые сложились сейчас в жизни между участниками группы не случайны.

У меня воспоминания были очень яркие, хотя я и сомневалась, что это возможно… Но сам по себе опыт мы приобрели замечательный! Важно осознавать, что мы не просто так встречаемся друг с другом, и что уже много-много раз мы были вместе.

Мы взаимодействовали, мы были близки друг другу. Это удивительное чувство — замечать бесконечное разнообразие вселенной через наши отношения, через наши воплощения и через настоящую удивительную жизнь.

Совместной воплощение с Ириной, или «Два друга и священный поход».

Я выражаю намерение попасть в прошлую жизнь, в которой у нас было совместное воплощение с Ириной, когда мы были рыцарями. Это воплощение она подсказала мне, т.к. она уже видела нас вместе в той жизни.

Рыцарь и конь.

По намерении я попадаю во время, когда я и мое войско уже отправляемся из Франции, графство Тулузы в священный поход на Восток.

Я, смотря со стороны, вижу себя  — одет в рыцарских доспехах, с очень красивым шлемом на голове, оседлал коня темно-коричневого цвета. И конь прямо красавец! Сверху над копытами есть белые пятна, очень сильно выделяющиеся от темно-коричневой остальной окраски.

Весь вид лошади — высота, грива, уздечка, обшитая с драгоценными камнями, стремена, длинный, волосатый причесанный хвост, переступание с ноги на ногу, показывают гордый, сильный характер, готовность выполнять точно самые сложные команды своего хозяина. Рядом конь почти в таком же снаряжении, и рыцарь на ней держит флаг с гербом графства Тулузы.

Осматриваюсь и вдали вижу еще несколько флагов с различными гербами, и приходит мысль, что мое графство состоит из нескольких графств на юго-востоке Франции.

Знакомство с Одо.

Перехожу в тот момент, когда я знакомлюсь с другим рыцарем, который тоже отправился со своим войском в поход на Восток. Наше войско остановились отдохнуть и переночевать вблизи большого города, когда мои соглядатаи мне сказали, что недалеко от нас с северной стороны подходит войско под флагом Бургундии.

На следующий день, под вечер, мы встретились с предводителем войска Бургундии. Оказалось, что он сын графа Бургундии, и зовут его Одо. Меня он называл Сенжиль.

У нас общая задача – освободить Ерусалим, который завоеван турками. Турки не позволяют представителями других религий посещать Ерусалим, и кроме этого они опасны, так как очень жестоко быстро передвигаются на Запад.

Мы очень понравились друг другу. Общая идея, общий враг, и то, что мы сыновья владетелей отдельных графств Франции, близкий возраст (около 32-35лет), сделали нас друзьями. Мы сделали общую группу разведчиков, и стали обсуждать свое движение на Восток.

Освободители.

Перехожу на несколько месяцев вперед. Мы на територии сегодняшней Восточной Сербии, расположились в лагере в районе города Скопие. Собираемся отдыхать неделю, собрать корма для лошадей, пополнить свои запасы. И хотя мы передвигаемся медленнее намеченного, но я и Одо находимся в прекрасном настроении.

В моем шатре сделанные столы, накрыты богато. На улице мороз, небольшой снег, но в шатре тепло. Вместе с нами все предводители графств из оба графства Тулуза и Бургундии (подсчитал – нас 11 мужчин). Мы веселимся.

Между всеми теплые дружеские отношения, ощущается уверенность в наших делах, уверенность от того, что мы выполняем свой мужской долг освободителей порабощенных, защитников христиан. Есть желание у всех наказать завоевателей Персии, Сирии. Но почему-то не ощущается теплое отношение людей, через територии которых мы движемся. Они на нас смотрят с подозрением, скрываются в домах, и когда встречаемся с местными, в глазах их видны тревожность, страх.

Перехожу в будущее через год. Мы перешли несколько дней назад в Малую Азию, через Босфор и сейчас с Одо считаем, что уже быстрее будем передвигаться. Имеем сведения, что в наш поход включились войска из Рома, Венгрии, Польши, большое войско Византии. Это еще больше поднимает наш энтузиазм и уверенность о быстром продвижение к Иерусалиму.

Два друга и священный поход 2

Смерть и возвращение назад.

Перехожу в будущее еще через год. Сейчас с Одо почти все время вместе.

В рассматриваемый период наши войска — моё и Одо, имели постоянные, ежедневные сражения со всеми: турками, арабами, армянами, и даже византийцами.

Везде местное население, небольшими группами, прямо включалось в бои против нас. Многие из наших рыцарей погибли, другие потеряли лошадей. Мы испытываем нужду в питании и воде. Но ощущение, что выполняем свой долг, поддерживает нас, и эти сражения не могут остановить наш ход на Иерусалим.

И вот, мы уже перед стенами Иерусалима. В это утро я проснулся с тревогой. Что-то сосало под ложечкой, сердце потяжелело. Нет воды уже несколько дней. Я оглядываюсь и вижу бородатое лицо Одо. Он выглядит усталым, впалые глаза, но в них вижу знакомые огоньки. Слышу его крик: Жиль берегись! Острая боль пронзает мое левое плечо, вижу себя на земле: скорченное тело, без рыцарских доспехов, и мой дух, застыл над телом.

Вижу смятение в глазах Одо, но в следующий миг он хватает копье и меч и набрасывается одним скоком на того, кто на меня напал. Это был незнакомый нам бородатый селяк, одет в лохмотья. Как он к нам добрался? Он не похож на врага.

В моем плече глубокая рана, и руки не видно. Не ощущаю боль, только смотрю на истекающую кровь. И тело селяка, в двух метрах от моего. Глаза попадают на Одо, он кричит: «Жиль, не оставляй меня, мой друг! Мы перед Иерусалимом!“  Я один миг колебался…

Уже больше 3 лет мы шли на Иерусалим, были вместе и в непогодье, и в жаркие дни, оберегались и от хитрых византийцев, и от жестоких турков, а сейчас я выбираю между теплым солнечным светом и огромным горем моего друга. Моя душа медленно спускается, и через макушку головы Свет вошел в безжизненное тело, опустился до сердца.

Я ощутил невыносимую боль, а из моего горла вышел только стон. Одо разорвал свою рубашку и начал туго завязывать мое плечо и руку, потом понес меня и, немного спустя, я ощутил живительную силу его радости и его благодарность, что я живой.

Иерусалим.

Сейчас я оказываюсь в том моменте, когда мы заходим в Иерусалим через его высокие порты. Какое время прошло с моего ранения? Приходит ответ – Немного больше 2 месяцев. Я без моих рыцарских доспехов, Одо – тоже. Мы оба настолько похудели, что их ношение приносило телу боль. Но я — рад, и я ощущаю, что Одо тоже, счастье переполняет нас.

Смотрю на дома, сделанные из специфического камня и думаю – здесь будет мой дом. И впервые после моего ранения я поблагодарил моего друга Одо, что он притянул меня обратно и я вернулся в свое тело.

Два друга и священный поход 3

Сара.

Через 10 лет. Мы живем все еще в Иерусалиме, в соседних домах, у нас обоих нет семьи. Мы начинаем думать о возвращении во Франции. Часто ходят суда в Италию. Но я не ощущаю радости, нет знакомого энтузиазма. Почему?

Перехожу в тот момент, когда я понимаю почему. Я влюблен! Я влюблен в среднюю дочь содержателя гостиницы-приюта, находящейся на углу нашей улицы. И знаю, что я ей тоже нравлюсь. Вижу ее глаза, лицо, когда хожу обедать или ужинать в их страноприемницу.

Однажды, набравшись смелости, я попросил ее руку у ее родителей. Говорил только отец. Как-то долго он говорил о том, что я католик, и, наконец, отсек, что это невозможно. Мама молчала. Дочь не присуствовала на разговоре.

Перехожу в тот момент, когда я уговариваю свою избраницу, Сару, отплыть со мной без разрешения отца. Но она, ничего не сказав, выбежала из комнаты. Потом, много дней подряд, я ходил к ним в страноприемницу и на обед, и на ужин. Но Сара не появлялась.

Через месяц Одо отплыл — без меня. Я все еще надеялся на встречу с Сарой. Целыми днями просиживал в их гостинице. Во всем видел ее. И стены с несколькими знакомыми картинками, и цветы в горшочках на подоконнике, и малые вязанные занавесочки, и столы со скатертями, — все, все мне напоминало о Саре.

Еще через год – я продолжаю ходить в страноприемницу, но уже просто потому, что мне некуда пойти. Я уже знаю, что Сара живет с мужем и маленьким сынишкой в близком портовом городе на Средиземное море. У них, недалеко от порта – тоже гостиница. Младшая сестра поехала к ней помогать в хозяйстве.

В тоже время я получил весточку, что войско нашего графства снова собирается в поход на Восток, и что мой друг Одо надел рыцарские доспехи. Но я уже ощущаю тяжесть прожитых лет. На душе одиноко, в доме – пустота. Даже солнце стало сильнее печь, духота и невыносимая жара.

Душа.

Не находя любви, дружбы, смысла моего проживания на земле, моя душа все чаще вспоминала ту тихую радость, вопреки тяжелому ранению, то ласковое сияние, когда она полетела ввысь. И однажды вечером она полетела. Так мой земной путь окончился в Иерусалиме на 49-ом году жизни.

Мои мысли.

Я увидела итог моей жизни после несчастной любви. Я искал человеческую любовь и чувствовал такое сильное одиночество, что утерял интерес к жизни.

Была дружба, но затем не осталось близкого человека рядом, а любовь не пришла ко мне, Божественной любви я не смог открыться… И это довело до того, что я умер рано, когда мне было всего 49 лет.

Йорданка Атанасова, студентка 1 Курса обучения «Путешествие к Себе «вспомни всё!»

Хотите ли вы вспомнить?

Курс Путешествие к Себе Вспомнить всё!

Вам понравилось? Поделитесь с друзьями!

0
Золотая Ната
 

Консультант Реинкарнационики, Целитель, Вдохновитель

Авторизация

Регистрация

Генерация пароля